Волковский фестиваль в Ярославле (открывается уже 14-го) давно стал настоящим подарком для всех театралов: его программа столь удачно сбалансирована по изысканности, новаторству и представленной географии спектаклей, что, едва взглянув на афишу, сразу ощущаешь лицо современного театра — чем он живет, куда движется, какие проблемы в себе «перемалывает», а какие — заново озвучивает. И что важно (форум идет на сцене первого русского профессионального театра с 2000 года), среди зрителей давно — не только жители Ярославля, но самая что ни на есть продвинутая публика из столиц…


Театр на Таганке, «Добрый человек из Сезуана». Фото: volkovteatr.ru.

Каждый год в это самое время о фестивале нам рассказывал директор волковского театра Юрий Итин, — конечно, события последних месяцев, связанные с его арестом, поставили театр в сложное положение, но пришлось выкарабкиваться и проводить форум (частично спланированный Итиным) в самом высоком качестве, на заявленном международном уровне. И открывается афиша московским театром на Таганке — легендарным «Добрым человеком из Сезуана» Брехта, ведь его постановщику Юрию Петровичу Любимову в этом году исполнилось бы сто лет.

— Этот фестиваль мы посвящаем памяти Любимова, — говорит исполнительный директор форума Татьяна Цветкова, — он родился в Ярославле, является нашим земляком, поэтому логично, что Таганка начинает наш марафон. Причем, спектаклем, с которого она состоялась, ведь в «Добром человеке из Сезуана» заложен манифест любимовской эстетики. И 30 сентября великому режиссеру исполнилось бы сто лет…

— А если говорить о творческих акцентах фестиваля в целом?

— В этом году мы уделяем большое внимание современным театральным формам. Например, Театр.doc впервые приедет к нам со своей экспериментальной постановкой «Неявные воздействия», причем, в формате иммерсивного театра, когда действие развернется прямо на ярославских улицах. Также принимаем Тверской ТЮЗ с работой под названием «Пустота»: это современная драматургия в режиссуре Талгата Баталова (кстати, это его режиссерский дебют в «большой форме»). И «Пустота» сразу вошла в пять номинаций на соискание премии «Золотая маска».

— Вижу в афише спектакли из Сербии, Болгарии…

— Да, и это украшение фестиваля: сербы (Белградский драматический театр) привозят «Мое дитя» (также современная драматургия) в постановке Анны Джорджевич, работа эта получила массу национальных и международных наград. А один из лучших театров Болгарии — Плевненский драматическо-кукольный театр имени Ивана Радоева дает свою интерпретацию «Вишневого сада». Любопытный эксперимент: они проводят ассоциацию, что сад — это театр, задают вопрос — кому театр нужен, насколько он актуален, конкурентоспособен ли с другими видами искусства. Особо хочу сказать о «Калигуле» по пьесе Камю пермского «Театр-театр» (режиссер Борис Мильграм). «Калигула» впервые выезжает на фестиваль в принципе, и к нам приедет его отсматривать экспертный совет «Золотой маски», что очень ценно. Надо сказать, что в этом году мы достаточно расширили географию (раньше было все-таки больше московских постановок), а сейчас представлены разные регионы и направления, как, скажем, Татарский театр имени Галиасгара Камала со спектаклем «Банкрот».


Пермский «Театр-театр», «Калигула». Фото: volkovteatr.ru.

— Очень чувствуется по афише, что ставка делается на живой, новаторский театр. Как вы сами ощущаете?

— Как театральный форум, мы хотели бы показать гостям и участникам тот мейнстрим, который существует в современном театральном процессе. Показать совершенно разные направления, — от национального до авангардного, — дающие развитие театру как искусству. Взять даже классические названия — ту же «ГрозуГрозу» Островского Театра наций (она закроет фестиваль 24-го сентября), — всё равно это совсем другая «Гроза» в постановке Евгения Марчелли. И мы хотим эти новые формы, этот новый театральный язык представить зрителям.

— Бывает, что какой-то спектакль очень сложно привезти из-за сложности декораций, или не помещается в портал сцены… В этот раз подобные проблемы были?

— Сложнее всего было привезти спектакль из Перми, из «Театр-Театр». Потому что Борис Мильграм в своей работе сделал акцент на музыкальность, такой формат мюзикла даже… Поэтому у них был огромный и сложный звуковой райдер. Изначально у них живой оркестр, очень качественные инструменты, некоторые из них нельзя было привезти, равно как и звуковое оборудование, которое вмонтировано в стационар. Поэтому пришлось все эти нюансы учитывать, чтобы спектакль прошел на должном уровне, тем более, если его отсматривает «Маска».

— Чувствуется ли сейчас отсутствие Юрия Итина? Он столько лет делал этот фестиваль…

— Конечно. Ведь часть фестивальной программы мы планировали вместе еще до всех событий. А потом в связи с определенными нюансами, которые возникли, пришлось доформировывать остальную часть афиши. Да, если бы был Юрий Константинович, то многие вопросы решались бы легче, а так нам (поскольку я недавно работаю в Волковском) приходится что-то решать методом проб и ошибок, заново что-то для себя открывать. Мы очень надеемся, что у Юрия Итина будет все хорошо, что он будет на свободе. Но жизнь идет дальше, и сейчас фестиваль должен пройти на самом высоком уровне, зритель ждет этого.


Читайте также:

Комментарии закрыты.