Словосочетание Therr Maitz — непереводимая игра букв, которую придумал сам лидер популярного коллектива. Кто бы мог подумать, что на него внезапно позарятся владельцы мебельного магазина в Саратове. Узнав о таком нелепом бесчинстве, артист после попыток решить все полюбовно, не найдя у грабителей отклика, все-таки подал на них в суд. 2 октября в Арбитражном суде Саратовской области прошло слушание по этому делу, а «ЗД» связалась с музыкантом, чтобы узнать его подробности.


Дурачась на фотосессии, Антон Беляев вряд ли предполагал, что кадр станет «пророческим»… Фото: пресс-служба группы

— Антон, признайтесь, могли бы вы предположить на заре своего творческого пути, что у вас будут воровать название группы в целях торговли кухнями и диванами?

— Знаете, что забавно: надо же было владельцам этого мебельного магазина найти самое трудночитаемое название музыкального коллектива и украсть именно его! Мы никогда не питали иллюзий по поводу своего имени, в том смысле, что простым и легко запоминающимся оно нам никогда не казалось, поэтому еще больше удивились, когда вдруг получили информацию о существовании такой организации.

— Еще и в глуши, в Саратове… Ее владельцы — явно музыкально продвинутые люди. Как вы вообще о ней узнали?

— Я наткнулся на нее в одной из социальных сетей, набрав наш хэштег. Обычно мы мониторим Интернет после выхода альбомов, клипов, после концертов, чтобы почитать отзывы людей. В один прекрасный момент я набираю #therrmaitz — и вдруг вижу наше название, выложенное красивыми, не то серебряными, не то золотыми буквами на странице этого магазина, рядом был еще какой-то, уже их собственный логотип… Мне, конечно, это немножко польстило, но показалось по меньшей мере странным. Непонятно, на что рассчитывали эти люди. Мы пытались связаться с ними и решить ситуацию мирным путем, без использования каких-то юридических рычагов давления, но не получили адекватной реакции, внятного объяснения и не почувствовали готовности к диалогу. В итоге юристы посоветовали нам подать заявление в суд.


Фото: пресс-служба группы

— Насколько эта история кажется вам показательной для современных реалий?

— Весьма показательной. И дело тут не в нашей оскорбленной творческой натуре. Если эти люди ответят за то, что делают, это может стать прецедентом. Дело в том, что с артистами очень часто происходят такие истории, когда несанкционированно используются и бренды, и просто имена музыкантов. Например, приезжаешь в гостиницу, в которой ты никогда не был, и видишь рекламную табличку в холле с надписью: «Здесь останавливается Антон Беляев». Думаешь: «Вот классно!..» Подобные вещи происходят не только в нашей сфере, проблема — в общей безответственности, в том, как у нас работает система защиты прав, авторских в том числе.

— Получается, подавая в суд на магазин, вы боретесь с системой? Какая главная цель?

— Дело точно не в деньгах. Я впервые попадаю в такую историю, но у меня есть большое подозрение, что затрат здесь будет больше, чем прибыли, так как услуги юриста — не самое дешевое удовольствие. Кроме того, сейчас начали происходить очень интересные вещи: название магазина осталось, а вот юридическое лицо, на которое мы подавали в суд, сменилось, они начали мудрить… Но мы готовы побороться. И я думаю, что если ситуация разрешится в нашу пользу, то это станет мотивирующим примером для тех людей, которые хотят защитить свои права и интеллектуальную собственность, и уроком для тех, кто подумывает о незаконном использовании чужой. Надеюсь, нам удастся добиться справедливости.

— Абстрагируясь от конкретной ситуации — вы можете представить свою музыку, свое лицо в рекламных кампаниях?

— Мы участвуем в них и на заработанные деньги потом снимаем красивые клипы, имеем возможность делать чудесные по свету и оформлению концерты… Эти финансы вкладываются в творчество, так что мы сотрудничаем с разными компаниями, охотно даем свою музыку для рекламы, но такие коллаборации рождаются «по любви», по крайней мере — по обоюдным договоренностям. Мы очень трепетно относимся к брендам, с которыми работаем, и, конечно, бывают исключения. У нас есть свой определенный «внутренний кодекс»: мы, например, едва ли будем рекламировать виагру или средства от диареи и предпочитаем сами выбирать, с кем вступать в партнерские отношения, а не вот так, в фоновом режиме, узнавать, что мы, оказывается, якобы участвуем в продаже мебели…

— Что интересного происходит сейчас на основном фронте — творческом?

— Глобальные реформы — и внутренние, и внешние. Мы вовсю работаем над альбомом, новая музыка требует усилий. Недавно у меня родился сын, и я решил, что на какое-то время возьму творческую паузу, но пока плохо получается (смеется). Мы много работаем, чтобы продолжать радовать поклонников.


Читайте также:

В Смоленске актер скончался на сцене во время премьеры
Вильнюс: в театре отказались выкатывать на сцену голову Путина
Работу Пикассо украли с выставки в Майами
Типография отказалась печатать книгу Шендеровича "Блокада мозга"
Лицом юбилейного кинофестиваля «Окно в Европу» стал Сергей Бодров-младший
Как беременная съела указ Путина: Пересильд угадала победителей «Короче»
Автора памятника Калашникову Салавата Щербакова обвинили в плагиате
Еще раз о «глупых традициях»

Комментарии закрыты.