У популярного московского театра — 91-й сезон, но молодая поросль актеров перенесла жизнь театра в 2117-й. «Ленком-2117» — так назывался капустник, сыгранный молодыми. И это выделило театр Марка Захарова среди всех московских театров, открывающих свои сезоны.


фото: Евгений Семенов

В «Ленкоме» всегда сидят по ранжиру: впереди мэтры, заслуженные-перезаслуженные, а молодежь — на галерке. Но зато дает о себе знать громким свистом, одобряя в данном случае решение руководства театра и Фонда имени Евгения Леонова наградить тех или иных артистов, а также монтировщиков и других специалистов за работу в прошлом сезоне. Краткий спич Марка Захарова, огласившего планы, — и начинается капустник. Начинается как пародия на последний спектакль худрука «День опричника»: Иван Агапов ловко тараторит как бы на арабском. А подхватывает уже сложившийся коллектив «Заячий крик».

Однако название «Заячий крик» соответствовало сути представленного зрелища — крик души молодого поколения, жаждущего работы. Документальная съемка 1976 года (фрагмент программы «Время»), где молодой Марк Захаров рассказывает о новой работе в честь какой-то там годовщины Ленинского комсомола, многих ошарашивает — модный режиссер Константин Богомолов (на ленкомовской сцене у него две постановки) очень даже похож на Марка Анатольевича. Кто не в курсе внутренней театральной жизни и не разбирается в династийных связях решил бы, что они — отец и сын. Ан нет, но сходство большое. К тому же оба в творчестве склонны к радикализму. Разница только в том, что «отцу» в советское время несравнимо сложнее было его пробивать. Не обошелся капустник без актуальной темы — «Гоголь-центра» и Кирилла Серебренникова: «Всех Кириллов не пересажаете».

Смотрите фоторепортаж по теме:

Марк Захаров открыл 91-й сезон театра «Ленком»

62 фото

На сбор труппы в обязательном порядке пришел Николай Караченцов в сопровождении жены Людмилы Поргиной. Тут и выяснилось, что он служит в «Ленкоме» полвека. Аплодисменты. Цветы. Николай Петрович, надо сказать, очень хорошо выглядит: три месяца провел на море в Болгарии — морской климат только на пользу.

— Мы много ходили, по утрам Коля делал гимнастику, а самая маленькая внучка наша (ей 2,5 годика) — вместе с ним, — рассказывает мне Людмила Поргина. — А до этого мы были в Германии, сначала во Франкфурте в клинике, оттуда рванули в Висбаден, захотелось по местам Достоевского пройтись. Как же там хорошо относились к Коле! На каждом шагу спрашивали: «Чем помочь?» Коляску чуть ли не на руках носили.

— Но все-таки непросто вам так активно передвигаться по миру. Много ограничений. Восхищаюсь вашей энергией.

— Знаешь, я живу по принципу, что помимо помощи многих людей мы сами должны выстраивать свою жизнь, какой бы трудной она ни была. Выстраивать как праздник. Мы куда ни приезжаем — сразу отправляемся по музеям, театрам. Я говорю Коле: «Будем читать поэзию, хорошие книги. Нам скучно не будет». Вот сейчас он уже сидит тут неподалеку, ждет меня в итальянском ресторанчике. Сезон в театрах открывается — будем активно ходить.

Материал по теме:  Марк Захаров о взаимоотношениях с властью: «Там, наверху, штормит»


Читайте также:

Архитектор Фрэнк Гери показал журналистам "фак"
Оскароносный драматург заступился за московский "Театр.doc"
Москва: открыли стриптиз-клуб, воспевающий богатство
Возглавившая список самых высокооплачиваемых музыкантов Нетребко попросила Forbes перестать врать
Денис Мацуев: «Ушел большой талант из великого рода Коганов»
Волковский фестиваль в этот раз стал Любимовским
Еще раз о «глупых традициях»
Малежик впервые вышел на сцену после инсульта

Комментарии закрыты.