В программе 30-го Токийского международного кинофестиваля нет ни одной российской картины. Они вообще здесь – большая редкость. Хотя год назад фильм «После тебя» Анны Матисон с участием Сергея Безрукова был отобран в главный конкурс.  


фото: AP

В этот раз в нем – 15 картин: «Забудь о Нике» легендарного немецкого режиссера Маргерет фон Тротты, «Зерно» одного из самых ярких турецких кинематографистов Семиха Капланоглу, известного по трилогии «Яйцо», «Молоко», «Мед», французская картина «Мэрилин» с участием Ванессы Паради. В конкурсе также представлены две японские ленты, фильмы из Финляндии, Китая, Люксембурга, Ирана, аскетичная и прекрасно снятая болгарская картина «Корабль в комнате» Любомира Младенова, где даже голуби в грязной луже выглядят эффектно, грузинская лента «Наме» Зазы Халваши. «Света» режиссера из Казахстана Жанны Исабаевой снята частично на русском языке, а в основном на языке жестов, поскольку снимались в ней русские слабослышащие актеры Лаура Королева и Роман Лысцов. Фильм жесткий и беспощадный. Его героиню Свету едва не уволили из швейной мастерской, где она бригадир, а у нее и без того сплошные проблемы — с банком, поскольку за квартиру надо платить, с маленькими детьми, которых надо воспитывать, а денег нет. У Светы низкий порог сочувствия, она не способна на сострадание и никого не любит. Она может хладнокровно ударить человека по голове и отправить на тот свет бабушку мужа, а потом спокойно жить без эмоций и раскаяния. Стоило только приехать на фестиваль, как его сотрудники тут же информировали, что есть необыкновенная картина «Света» в конкурсе – то ли из-за совпадения имен, то ли сочли ее русской.

Президентом жюри стал голливудский актер Томми Ли Джонс. В Токио он процитировал слова Киплинга о том, что Запад есть Запад, Восток есть Восток, и с мест они не сойдут. А от себя добавил: «Но лучшие достижения современного искусства, архитектуры, дизайна и кино мы видим в точке, где сходятся Запад и Восток. Япония дорога моему сердцу. Я чувствую здесь себя как дома и рад служить Токийскому кинофестивалю». Под его началом работает в жюри директор Тегеранского кинофестиваля, иранский режиссер Реза Миркарими, возглавлявший в июне жюри ММКФ после прошлогодней победы в Москве с фильмом «Дочь».

Гендиректором юбилейного Токийского фестиваля стал продюсер Такео Хисамацу — опытный кинематографист, имеющий опыт работы в американской кинокомпании. За последние 10 лет это уже третий руководитель киносмотра. В Токио никто годами не сидит на таком посту, как это происходит на Московском фестивале. Обновление идет постоянно, и это не означает радикальную смену фестивальной команды. Работают прежние высококлассные специалисты, и приход нового руководителя проблемой для них не становится.

Одна из недавних традиций фестиваля – специальный вечер в театре Кабуки. Он начинается с представления у входа. Поскольку спектакли категорически снимать нельзя, и с каждого из нас берут подписку о соответствующем поведении, то перед парадным входом соорудили красный помост, на который и вывели 39-летнего актера Ичикава Эбизо XI, принадлежащего к прославленной актерской династии легендарного театра. Его называют «Принцем Кабуки». Он много снимается в кино, а также стал популярным блогером. Ичикава Эбизо вышел в традиционном японском костюме вместе Томми Ли Джонсом. Голливудский актер, видимо, почувствовал себя не в своей тарелке, поскольку его призывали следовать определенному регламенту. Лицо у Ди Джонса на редкость выразительное, настолько нервное и вибрирующее, что сфотографировать его трудно. Ичикава Эбизо XI участвовал уже на сцене в 25-минутном фрагменте весьма неожиданного для Кабуки спектакля «Оtokodate Hana no Yoshiwara». Все, казалось бы, традиционное – костюмы, музыка, дорога цветов, но герои вдруг упали на планшет сцены, задрыгали обнаженными ногами, продемонстрировав нам ярко красные трусы. Смешно, но непривычно. Наверное, это так же странно, как и то, что актер архаичного театра по совместительству еще и блогер. Спектакль рассказывает о путешествии молодого человека в особый квартал ради знакомства с гейшей и познания искусства любви. Происходит все в период Эдо.

Спектаклю предшествовал показ фильма «Врата ада», снятого в 1953 году и получившего на 7-ом Каннском кинофестивале Гран-при (тогда это соответствовало нынешней «Золотой пальмовой ветви»). Жюри 1954 года возглавлял знаменитый французский драматург и писатель Жан Кокто. Тэйносуке Кунгуса стал первым японским режиссером, получившим подобную награду. «Врата ада» также отмечены двумя «Оскарами» в категории «Лучший фильм на иностранном языке» и за дизайн костюмов. Это история борьбы двух кланов за власть, а также про самурая 12 века, полюбившего замужнюю женщину. Фильм отреставрирован и раскрашен так ярко, что напоминает некоторые наши опусы в духе «Веселых картинок», уничтоживших первозданный вид и дух классики отечественного кино. Любопытно, что Кунгуса начинал как исполнитель ролей женщин в кино в 1918 году, что соответствует традиции театра Кабуки. Но уже в 20-е годы от его услуг отказались, поскольку женские роли стали играть актрисы. И тогда Тэйносуке подался в режиссеры. На Токийском фестивале все продуманно, наверняка и этот исторический факт намеренно закольцевал драматургию праздничного вечера в Кабуки. Гостей фестиваля ждал и еще один сюрприз. По традиции зрители получают коробку с национальной японской едой, примерно такой, как и столетие назад. Тут угощение из рыбы, риса, сладкого картофеля и лотоса, украшенное мелкими кленовыми листочками. А посвящен изысканный ужин, который зрители едят прямо в партере, разложив на бархатных перилах, священной для японцев горе Фудзияма. О чем торжественно объявили со сцены к радости всех собравшихся..  


Читайте также:

Умер саскофонист легендарной группы Rolling Stones
Типография отказалась печатать книгу Шендеровича "Блокада мозга"
Скончавшийся «крестный отец» Пугачевой Павел Слободкин был легендой СССР
Нобелевскую премию по литературе получил писатель японского происхождения Кадзуо Исигуро
Еще раз о «глупых традициях»
Во имя искусства: Мейерхольд предлагал отречься от старой России
Владимиру Этушу вернули 28-миллионный «долг» после посещения редакции «МК»
Даяна Брют: «Я продолжаю экспериментировать»

Комментарии закрыты.