В золотой коллекции российских музыкальных премий (среди которых красуется и ежегодная ZD Awards) при всем их многообразии не хватало, пожалуй, одной — на которой отмечали бы тех, кто пишет музыку для кино. Смотреть его без соответствующего звукового сопровождения (если тишина, конечно, не концептуальное решение) было бы по меньшей мере скучно. Оно создает атмосферу, настроение, подогревает чувства — в общем, позволяет зрителю нырнуть на самую глубину и испытать максимум эмоций. Наконец у кинокомпозиторов в России появился свой праздник: в Питере прошла церемония вручения I Музыкальной премии кино и телевидения «Аврора».


Михаил Боярский все с тем же молодецким задором исполнил «Голубку» из фильма «Гардемарины, вперед!» Фото: Оксана Ковтун

Говоря об отечественной киномузыке, расцвет жанра, конечно, пришелся на советские времена, когда саундтреки становились не просто оформлением, а самобытными произведениями. Вспомнить хотя бы музыку Сергея Прокофьева к «Александру Невскому», Дмитрия Шостаковича к «Гамлету», его же композицию «Нас утро встречает прохладой» к фильму «Встречный», сочинения Исаака Дунаевского, позже — Микаэла Таривердиева, Алексея Рыбникова… Пожалуй, самый известный из ныне живущих кинокомпозиторов — Максим Дунаевский, написавший музыку для картин «Д’Артаньян и три мушкетера», «Мэри Поппинс, до свидания!» и еще более 40 полнометражных лент (все это помимо мюзиклов, поп-оперы «Саломея, царевна Иудейская», песен, написанных специально для многих актеров и др.). Неудивительно, что именно этот мэтр был выбран президентом премии.

Музыка в современном российском кинематографе никуда не исчезла, хотя все-таки отошла на второй план, и часто в качестве нее стали использоваться хиты рок-музыкантов (Би-2, «Агаты Кристи», Nautilus Pompilius, Найка Борзова, Бориса Гребенщикова, Гарика Сукачева и т.д.). Их пока решили оставить в стороне и посвятить первую церемонию лучшим работам прошлого. Начинать с самых истоков — логично и справедливо, тем более что представители старой гвардии, которые дожили до наших дней, уже находятся в довольно преклонном возрасте, но, к счастью, пока могут выйти на сцену за заслуженными наградами.

Евгений Дога сыграл вальс из кинофильма «Мой ласковый и нежный зверь». «Люди спрашивают: «Где музыка, где композиторы?» Все есть, но, к великому сожалению, жажда сделать фильм подешевле лишает картину хорошей и качественной музыки, — отметил композитор. — Из экономии ее сейчас пишут и осветители, и продюсеры — не зная нот, не чувствуя музыку и даже само киноискусство. Качество фильмов сейчас тоже оставляет желать лучшего: везде стреляют, убивают, а ведь так хочется видеть на экране красивую любовь…»

Помимо Доги за музыкальный вклад в кино были отмечены Владимир Комаров (с его фееричного вальса из фильма Леонида Филатова «Сукины дети» в исполнении оркестра и началась церемония), Исаак Дунаевский, Исаак Шварц, Эдуард Артемьев, Виктор Лебедев, Геннадий Гладков и Дмитрий Кижаев.

Концерт сложился из набора самых ярких шлягеров. Михаил Боярский все с тем же молодецким задором исполнил «Голубку» из фильма «Гардемарины, вперед!», звезды современного телешоу Мариам Мерабова и Георгий Юфа — «Ветер перемен» Максима Дунаевского из «Мэри Поппинс», Анастасия Кипина — «Нежность» Александры Пахмутовой из «Трех тополей на Плющихе», Владимир Питериш, идеально копируя оригинальную версию, — «Луч солнца золотого» Геннадия Гладкова из «Бременских музыкантов». Последняя история возникла не случайно: призы на «Авроре» вручают за музыку не только для кино, но и для анимационных, документальных фильмов, непосредственно картин о музыке, даже рекламных роликов.

На этот раз победителей наградили в шести номинациях. «Один в один» признали лучшей музыкальной передачей, фильм Юлии Бобковой об Олеге Каравайчуке «Последний вальс» — лучшим среди картин о музыке. Самой достойной среди телевизионных музыкальных лент стала «Она не могла иначе» Александра Ефремова о судьбе Валентины Толкуновой, а из музыкальных фильмов — «Голоса большой страны» Таира Мамедова (неожиданно обойдя даже «Стиляг»). В середине церемонии на площадку вихрем вылетел Игорь Корнелюк с композицией «Город, которого нет», ставшей лучшей песней из сериала («Бандитский Петербург»). Самой экстравагантной и неожиданной оказалась номинация «Кино в музыке»: победил в ней Леонид Агутин с клипом «Самба».

Герои вечера рассуждали о том, есть ли сейчас достойная киномузыка, а если есть — почему мы не знаем имен композиторов, сравнивали наследие прошлого с современными звуковыми дорожками. Михаил Боярский, например, был настроен особенно эмоционально и даже раскритиковал актуальную терминологию вместе с поп-старлетками: «Мне очень повезло, что я работал с такими потрясающими композиторами, как Максим Дунаевский, Геннадий Гладков, Виктор Лебедев… Это что-то невероятное! Ты влюбляешься, когда Гладков прикасается к клавишам, тебе не нужно искать образ д’Артаньяна — он есть в музыке Дунаевского. Сейчас нет музыки в кино — есть саундтреки. Вот пусть саундтреки поют бузовы! А мы будем слушать потрясающее наследие наших кинокомпозиторов».

О справедливости слов главного мушкетера страны, разрыве поколений и о том, чем музыка в голливудском кино отличается от российской, «ЗД» решила поговорить с президентом премии.


Максим Дунаевский: «Это не просто премия, а настоящий праздник!» Фото: Оксана Ковтун

Максим Дунаевский: «Мутный поток принес бизнесменов на смену талантам»

— Максим Исаакович, как вы отнеслись к идее создания этой премии?

— Я сразу поддержал инициативу и считаю, что в России очень не хватало такого события. У нас есть церемонии, которые устраивают радио- и телеканалы, но не было настоящей музыкальной премии ни в области кино, ни в области театра, как это принято во всем мире. Так что, думаю, идея ее создания очень правильная, тем более в ситуации голода, вызванного нехваткой качественной киномузыки у нас в стране, который мы сегодня испытываем. Возможно, его не замечают многие наши продюсеры и режиссеры, которые просто не разбираются в этой сфере, однако и зрители, и люди посвященные видят, что уровень музыкального оформления современного российского кино очень низок.

— С чем это связано?

— В 1990-е произошел разрыв поколений. Те события можно описать одной большевистской фразой: «Кто был никем, тот станет всем». Так и случилось. Если говорить о кинематографе, то в него пришли люди, не имеющие никакого отношения к кино и музыке. В свое время у нас была потрясающая композиторская школа. Наше поколение было воспитано великими учителями, и в итоге мы сами, если говорить без ложной скромности, стали мастерами, сделавшими в 70-е и 80-е очень многое в области музыки для кино и театра. В 90-е нить оборвалась, а мы не успели передать свой опыт и знания. Почти никто из нас даже сейчас нигде не преподает… Не можем же мы ходить к ректорам образовательных учреждений и проситься: «Возьмите меня педагогом!» В результате образовалась большая культурная яма, которую сейчас видят все профессиональные музыканты и друге деятели искусства.

Это касается и режиссуры, и продюсирования, которое вообще появилось в нашей стране значительно позже, чем за рубежом. И когда государство субсидирует кинематограф, оно на самом деле тормозит его развитие, потому что в этой ситуации продюсер не несет полную ответственность за свой фильм, как это происходит в Голливуде. Только в том случае, если уровень ответственности продюсера максимальный, он вынужден приглашать на работу лучшего режиссера, лучшего композитора, лучших операторов. Потом к ним уже подтягивается следующее поколение режиссеров, композиторов и операторов, происходит передача мастерства, ремесла — и результат очевиден. А российский кинематограф, увы, находится сегодня в таком положении, когда он не может даже примерно приблизиться к уровню советского кино, не говоря уже о Голливуде и других мировых достижениях.

— Что делать в этой ситуации?

— Если говорить о системе образования, увы, сейчас нужно все выстраивать с нуля, потому что мы сами все вырубили на корню и слишком много времени прошло. Что касается воспитания вкуса зрителя — здесь я всегда очень осторожен. Это можно делать только примерами, которых в современном кинематографе фактически нет. По поводу самого процесса: мне кажется, сейчас применяются не совсем правильные инструменты, чтобы возродить кинематограф. Я говорил даже нашему министру культуры о том, что субсидировать его государственными средствами — огромная ошибка; точнее, помогать можно и нужно, но не следует финансировать сам кинопроцесс. В конечном итоге это влияет на его качество. Повторюсь: продюсер должен нести полную ответственность за фильм — только тогда будет достойный результат. К тому же далеко не всегда он зависит от финансов, потраченных на создание картины. Бывает, что смотришь фильм, в который вложили большие деньги, и не понимаешь: где они все? Или наоборот: произведение, созданное на минимальные средства, становится шедевром.

— Вам всегда было легко сотрудничать с режиссерами? Насколько вообще они ограничивают композитора, ставят ли жесткие рамки?

— Есть общая идея, концепция, режиссерская задумка, сюжет. А дальше начинается работа команды, и то, что делает композитор, — особая история. У меня по-разному складывались отношения с режиссерами. По своему опыту могу сказать, что там, где есть доверие к человеку, создающему музыку для кино, там есть и результат — такие произведения запоминаются зрителю. Он же всегда идет туда, где интереснее. Его не обманешь.


В середине церемонии на площадку вихрем вылетел Игорь Корнелюк с композицией «Город, которого нет», ставшей лучшей песней из сериала («Бандитский Петербург»). Фото: Оксана Ковтун

— Почему тогда, на ваш взгляд, массовая публика так активно посещает поп-концерты, на которых далеко не всегда звучит качественная музыка, игнорируя порой достойные события?

— Я думаю, в массовой культуре, в так называемом легком жанре тоже образовалась дыра, пустота, а заполняют ее не люди, способные сочинять талантливую музыку, а те, кто умеет делать бизнес. Он везде строится примерно одинаково, имеет свои особенности: бизнесмен должен уметь заставить как можно большее количество людей выбрать его продукт. Чем более управляема масса — тем легче, а инструмент воздействия — это реклама. Если настойчиво пропагандируешь одно и то же, ничего не предлагая взамен, у людей не остается выбора.

Систему сложно перестроить, но это возможно. Я же помню, как мы несколько раз привлекали публику на свою сторону. Я имею в виду те времена, когда у нас была по-настоящему качественная эстрада. Да — специфическая, даже идеологически ограниченная, но талантливая. Мне кажется, разрыв между нашей и зарубежной культурой был тоже довольно условен. Когда в мае 1979-го в Москве и Питере выступил с легендарными концертами Элтон Джон, публика приняла его на ура, не было недоумения или непонимания… Есть и другие проявления: когда сегодня я показываю в Америке джазовые эксперименты Исаака Дунаевского и Леонида Утесова, то местные музыканты, продюсеры удивляются: «Что же здесь советского? Это звучит как настоящий американский джаз».

Возвращаясь к современной сцене — существует проблема продвижения. Когда хлынул мутный поток, слушатели перестали ориентироваться в нем, но если направить их в нужное русло, они все поймут, все почувствуют. По-настоящему талантливое искусство не может быть не оценено.

— Много лет ведутся споры: является ли киномузыка самостоятельным жанром или все-таки носит прикладной характер? Как вы считаете?

— Если это не просто звуковое сопровождение, атмосферная мелодия или некий набор шумов, то она может стать самостоятельным произведением, войти в историю. Посмотрите: саундтреки к легендарным фильмам звучат в репертуаре очень многих оркестров, продаются отдельные пластинки с их записями. Это уже показатель. Бывает и такое, что более молодое поколение плохо знает какую-либо картину, но может напеть песню из нее.

— Какой опыт дала вам работа в Голливуде?

— Во многом — тот технологический инструментарий, которым я сейчас владею. Я говорю не о той музыке, которая полностью написана на компьютере, а об инструментах, позволяющих лучше записать живую музыку, работать над ней. В то время, когда у меня появилась возможность овладеть такими навыками, у нас в стране эта история была еще совсем не развита. Кроме того, работа в Голливуде дала мне глубинное понимание кинопроцесса, опыт профессиональных взаимоотношений между композитором и режиссером, композитором и продюсером. Там музыке в кино уделяется огромное значение. И специальный продюсер, работающий с композитором, разбирается в ней, понимает, что необходимо делать. Это позволяет создавать произведения высокого уровня.

■ ■ ■

По словам организаторов, событие и было создано для того, чтобы вывести современную саундтрековую историю на новый уровень, мотивировать музыкантов и композиторов на создание ярких опусов для кино, а режиссеров и продюсеров — заставить обратить внимание на то, как важна эта составляющая. На многочисленных сайтах в Интернете можно найти целый кладезь подборок лучших саундтреков к современным зарубежным картинам, но, говоря о современной российской киноиндустрии, такого богатства выбора пока нет. Остается только надеяться на лучшее и наблюдать, поведет ли за собой «Аврора» новый флот молодых и талантливых авторов.


Читайте также:

Барак Обама спел с легендой кантри-музыки на концерте
Екатеринбургский цирк собрал лучших клоунов планеты
Белорусы отстаивают право зомби в "Евровидении"
Кирилл Разлогов: цензоры «Матильды» забыли взглянуть на женщин на пляже
Откровения Стаса Пьехи: «Эдита фактически спасла мне жизнь»
В Новой Третьяковке стартует биеннале из «Заоблачных лесов»
Фонд кино ждут перемены: по следам демарша Никиты Михалкова
Звягинцев может получить европейский "Оскар", а Сокуров его уже получил

Комментарии закрыты.