В Москве прошел необычный концерт, на котором оркестр «Студия новой музыки» под руководством Владимира Тарнопольского сыграл экспериментальные произведения советских композиторов. Нет худа без добра: есть теория, что в периоды болезненных общественно-политических перемен на контрасте рождается много нового и интересного в искусстве. Таким катализатором, например, была революция 1917 года, когда композиторы стали искать принципиально иное звучание как отражение кардинальных перемен. И хотя многие из них отнеслись к ним, как показало дальнейшее развитие событий, с излишней восторженностью, творческие поиски принесли плоды.


фото: Геннадий Черкасов

Находки того времени вошли в историю: был изобретен терменвокс, который до сих пор успешно эксплуатируют музыканты-экспериментаторы, другие (увы, менее популярные сегодня) инструменты — ритмикон, гармониум, терпситон. Появились камерные симфонии, индустриальные произведения, первая пролетарская опера — в общем, в музыкальном котле скворчали, шипели и бурлили новые изысканные блюда.

Часть из них, написанных, по словам Владимира Тарнопольского, «первопроходцами музыкального авангарда» в нашей стране, и прозвучала на концерте с говорящим названием «Революция в звуке». Урбанистическая пьеса «Рельсы» Владимира Дешевова, эффектный симфонический эпизод «Завод» Александра Мосолова, «Аэрофоническая сюита» Иосифа Шиллингера, где солирующий терменвокс звучит как причудливый голос инопланетной гостьи, «Камерная симфония №1» Николая Рославца, в которой ему хотелось показать «новую систему организации звука», сюита из балета «Болт» Дмитрия Шостаковича и пьеса «Союз рабочих» Луи Андриссена.

Фойе галереи искусств, оборудованное под площадку, было под завязку забито людьми. В какой-то момент зрителям раздали музыкальные инструменты — треугольники, так что они сами из наблюдателей превратились в участников действа. Все пространство подсвечивалось революционным красным; параллельно в галерее проходила выставка «Некто 1917», передающая, с каким настроением и внутренним ощущением художники создавали свои произведения в год революции. Среди экспонатов — беспредметная живопись Кандинского, Клюна, Малевича, Родченко, фигуративная — Петрова-Водкина, Нестерова и др.

Событие прошло в рамках необычной и яркой серии концертов Sound Up, придуманной для того, чтобы привлечь внимание публики к талантливым современным авторам и исполнителям из России и из-за рубежа, исследующим звук и нестандартные музыкальные территории, часто — малознакомые многим слушателям. Судя по количеству зрителей, несмотря на такую претенциозность и специфику событий, аудитория подустала от избитого попа/рока и с интересом знакомится с новым для себя. Российскую часть программы курирует журналист Денис Бояринов, зарубежную — Вероника Белоусова, живущая сейчас в Берлине. «МК» поговорил с ней о том, кому сегодня нужна такая музыка, как слушателям не потеряться в море новых имен и почему наступил век кураторов.

— Идея проекта возникла после того, как я переехала в Берлин, погрузилась в местную музыкальную тусовку и поняла, какое количество талантов существует и насколько им сложно стать узнаваемыми. Я начала думать, как можно продвигать их творчество, и мне пришла в голову идея: делать концерты на необычных площадках со специально разработанной сценографией. Здесь работает не только хорошая, интересная музыка, но и концепция, запоминаемость события. За полтора года мы приобрели кредит доверия к нашему вкусу, людям действительно интересно, они приходят, как видите.

— Как вы ищете музыкантов?

— В Берлине каждый день проходит огромное количество концертов, я слежу за тем, что происходит. А руку на пульсе здесь, в России, держит Денис Бояринов. Сейчас мы еще стали приглашать кураторов под каждое событие отдельно. Куратором «Революции в звуке» стал собственно руководитель оркестра, который выступал сегодня, Влад Тарнопольский — человек из академической сферы, полностью сформировавший концепцию этой программы. Как раз русский авангард стал моим личным открытием. Я всегда была далека от академической сцены, и мне было интересно вместе с Владом исследовать эти неизвестные для меня музыкальные пласты.

— С развитием Интернета, технологий в мире музыкальной информации сегодня легко заблудиться. Как слушатель может ориентироваться в нем?

— Мне кажется, будущее — именно за кураторством. Мы живем в такое время, когда количество новых композиций исчисляется невероятными цифрами, появляются новые имена… Разобраться во всем этом и выловить из этого океана что-то достойное и интересное — сложно. Помочь в этом людям могут именно люди, разбирающиеся в современной музыке, способные анализировать ее и выбирать для слушателей лучшее.


Читайте также:

Комментарии закрыты.