Политолог Юрий Солозобов — о той планетарной международной системе, в которой возможна Россия

России объявили войну. По форме это пока «война санкций». Экономическая удавка, с каждым месяцем затягивающаяся всё туже. Сколько продлится война? Оптимисты говорят, что до марта будущего года, когда состоится саммит ЕС. Минэкономразвития прогнозирует: санкции будут продолжаться весь 2015 год. Президент Путин в своем обращении к экономистам сказал, что надо готовиться к десятилетию санкций.

И это не предел. Глава МИД Германии Франк-Вальтер Штайнмайер заявил телеканалу ZDF, что «кризис с Россией может затянуться более чем на десятилетие». Президент США в вопросе санкций настроен куда жестче. Барак Обама заявил, что давление на Россию будет продолжаться, даже если это негативно влияет на европейскую экономику. Словом, Вашингтон готов бороться с Россией до последнего европейца.

Американцы ничем не рискуют — они далеко от европейского континента. Они даже намерены извлечь пользу из санкций. Доля России в товарообороте США в 2013 году составила 1%. По объему товарооборота мы находимся на далеком 24-м месте. Напротив, ЕС — основной торговый партнер России, на европейский рынок приходится половина российского товарооборота.

Россия входит в тройку ведущих партнеров ЕС (после США и Китая). Экономическая блокада РФ позволит США переориентировать финансы и экономику ЕС на поддержание экономического роста и для санации внутренних проблем Америки. Затем и создается зона Трансатлантической торговли.

Западные санкции будут ужесточаться. Надо честно признать, что нам объявлена тотальная война на наше уничтожение.

Логика тотальной войны неумолима. Она требует, как писал Карл Шмитт, объявить противника «в целом преступной и нечеловеческой, тотальной малоценностью». Недавно американский президент прочертил новую «ось зла». Россию  названа среди главных угроз США — наряду с  боевиками «Исламского государства» и вирусом Эбола. Нас приравняли к ничтожно мелкому и смертоносному вирусу, чтобы потом объявить России санитарный кордон, изолировать и безжалостно истребить.

Война санкций — это первый этап в новой большой войне. Сразу после выступления Путина с посланием конгресс США принял резолюцию № 758, направленную на изоляцию России и усиление инструментов информационного воздействия. Эта резолюция равносильна объявлению России новой холодной войны. Как видим, одним Крымом, Украиной и газом дело не ограничивается.

Чтобы понять происходящее, надо отмотать историческую ленту — не в «крымскую весну», а на четверть века назад. В то время, когда распадался СССР. И заодно рушилась биполярная система мироустройства. Долгие годы Восток и Запад держали друг друга за волосы, угрожая взаимным ядерным уничтожением. Да, это было равновесие страха. Но с исчезновением СССР как одного из мировых полюсов мир не стал прочнее. Распад Советского Союза развязал руки неоконсерваторам и иллюзорной идее о мировой гегемонии Америки.

Напомним, в начале 1990-х годов возникла геополитическая развилка — стратеги гадали, куда пойдет Земля. Одни предрекали торжество Pax Americana — планетарное доминирование одного имперского центра. Ситуация, прямо скажем, еще не виданная в истории человечества. Другие заговорили о многополярном мире — представляя его как дружный общемировой парламент или предрекая вражду равных полюсов.

Но Сэмюэл Хантингтон, написавший бестселлер «Столкновение цивилизаций», скоро переменил свое мнение. Он заговорил о uni-multipolar world — по-русски о «полутораполярном мире». Смысл данной концепции прост: США и союзники по НАТО доминируют со своей совокупной мощью. А прочим «недополюсам» отводится место лишь «младших партнеров Америки» или безвредной массовки. И только. По этой схеме мы уже жили во времена президента Ельцина и дипломата Козырева. Нам дали приставной стул в «семерке» и много разных обещаний — от роспуска НАТО до экономического чуда. Но всё закончилось дефолтом-1998, вывозом наших стратегических ресурсов и системой ПРО в Европе.

С приходом Владимира Путина Россия стала усиливаться, образуя свой собственный полюс — Евразийский союз. Мы с нашими союзниками — Беларусью и Казахстаном — строим не военную «реинкарнацию СССР-2», а мирный экономический мост между ЕС и КНР. Его базовые принципы — равноправие, прагматизм и взаимное уважение. Наш союз гарантирует сохранение национальной самобытности и государственного суверенитета всех стран-участниц.

Но из Вашингтона раздался окрик. Бывшая в то время госсекретарем Хиллари Клинтон заявила: «Мы не допустим возрождения СССР под названием «Евразийский союз». И откровенно предупредила: «Мы попытаемся найти эффективный способ для замедления или предотвращения этого процесса». Как только Евразийский союз был сформирован, американцы нашли эффективный способ — подожгли Украину. Фундаментальная причина в том, что новые самостоятельные центры силы — Россия во главе с Путиным, Китай и Иран — единственные препятствия на пути США к мировому господству.

Сегодня наша задача — усилиться любой ценой. Как мы можем это сделать? Понятно, что Россия не может из 130-миллионной страны мгновенно размножиться в десять раз и превратиться в миллиардный Китай. Россия не может стать такой же военной сверхдержавой, как Соединенные Штаты, чей реальный бюджет войны больше нашего в 25 раз. Значит, Россия должна использовать любые виды асимметричных шагов по сдерживанию агрессии и новых стратегий для быстрого увеличения силы.

Ответ может быть найден в формировании сегодня не многополярного, а контрполярного мира. Это новая геополитическая задача, которую России предстоит решить.

Полутораполярный мир может развиваться в разных направлениях — от монополярности (когда имперский Центр берет под жесткий контроль все субцентры) к многополярности. Понятно, что США всеми силами будут поддерживать мироустройство с одним центром силы. Ставка делается на то, что реальная многополярность только формируется. Америка со своими союзниками надеется, что их совокупная военная, технологическая и экономическая мощь позволит навсегда зафиксировать превосходство — провести необратимый «антропологический разрыв». Превратить все прочие субцентры планеты в скопище «недоделанных людей» или просто в неполноценные существа, которых и уничтожить не жалко.

Американцы принципиально отказываются признавать в других полюсах — от России до Ирана и Китая — право на реальный суверенитет. Они видят в нас даже не врагов, а лишь подножный корм для своей экономики — один из этажей пищевой пирамиды.

Приведу еще одно сравнение. От того, что, например, лягушки сочтут мышей своими врагами, ни политических отношений, ни войны между ними еще не случится, Нужно, чтобы мыши, в свою очередь, признали в лягушках своих врагов. Если мыши этого не сделают, они будут просто, без войны, истреблены лягушками. Примерно такую участь нам и предлагают.

Чтобы заставить признать и уважать себя, России и другим новым центрам силы нужно пройти трудный путь от однополярного к многополярному мироустройству — через контрполярный мир.

В новейшей истории к реализации стратегии «контрполярного мира» наиболее близко подошел де Голль. Великий француз решал задачу усиления реального суверенитета Пятой республики в сложнейших геополитических условиях — между советским молотом и наковальней НАТО. При этом страна должна была избежать ловушки: не допустить войны между «имущим и неимущим мирами». Де Голль предложил стране проект «французского национализма» — понятного стремления жить и работать «для себя», а не на чужого дядю. Для этого он предпринял ряд последовательных шагов.

Сначала де Голль сплотил нацию вокруг сильного президента, своего рода «некоронованного монарха». Затем провел политику «культурного национализма» — усилил позиции французского языка как мирового и ограничил доступ американскому масскульту. В экономике реализовал проект форсированной индустриализации и «энергетического национализма». Запланировал и построил сеть АЭС, которые и поныне дают 75% в энергобаланс Франции и которыми поныне пользуются его потомки.

Наконец, в области обороны генералом была предложена программа «ядерного национализма». Это и создание с нуля собственных сил ядерного сдерживания, и разработка новой доктрины «нанесения неприемлемого ущерба». Всё это позволило де Голлю сделать то, на что до сих пор не способны правительства Германии, Англии и Швейцарии. Он вывез из США французский золотой запас, обменяв его на американские зеленые бумажки. Разумеется, такой широкий жест генералу не простили. Он стал жертвой госпереворота — первой в истории «цветной революции» мая 1968 года.

Современная Россия немало взяла от деголлевской Франции — от основ конституционного строя до свободолюбивого духа Пятой республики. Но самое главное — стремление к суверенитету. Этот тезис особо подчеркнул в своем послании президент Путин: «Или мы будем суверенными — или растворимся, потеряемся в мире». У нас много плюсов по сравнению со временем де Голля: надежный ядерный щит, энергоресурсы, сплоченность нации. Мы хорошо научены  горьким опытом соседей, разрушенных волной «цветных революций», поэтому знаем противоядие от этой заразы.

У России есть много союзников в современном мире. Это наш ЕАЭС и стратегический союз с Китаем, становящимся экономической державой № 1. И еще многие страны в Европе, Азии и Латинской Америке, которые сочувствуют России в «войне санкций». «Другие страны не хотят быть частью системы, в которой большинство может так успешно изолировать вас от основных жизненных потоков и обратить в жертву», — признал аналитик Эндрю Качинс в интервью «Голосу Америки». Всё больше народа понимает: они оказались в несправедливой мировой системе, которая может внезапно отключить от аппарата жизнеобеспечения. Отрезать финансовые потоки, отнять экономические блага. Это очень пугает многие страны мира.

Они с надеждой смотрят на Россию и готовы объединиться на основе контрполярного мира.

Юрий Солозобов

Источник: izvestia.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*