Прелести «оптимизации» здравоохранения | Новости мира транспорта

После оптимизации школ и детсадов, власти принялись за оптимизацию больниц и поликлиник. Там и там просматривается желание сэкономить, но граждан уверяют, что это не так и все дело в стремлении к совершенству — чтобы здравоохранение работало лучше, а врачи были эффективнее.

Врачи же почему-то не разделяют рвение чиновников и 2 ноября впервые применили ранее не использовавшуюся ими форму общения с начальством — вышли на митинг.

Профессиональные протесты в России не столь уж частое явление, с ходу вспоминаются акции шахтеров в девяностых, пикалевцев — в конце нулевых и еще кое-что по мелочам. Медиков в этом перечне до недавнего времени не было.

А они не успокаиваются — 29-30 ноября акции под названием «За достойную медицину» пройдут не менее чем в 40 регионах.

Во всяком случае, так говорят в Конфедерации труда России. В Москве, например, акция состоится 30 ноября в форме шествия.

Шествия организует профсоюз медицинских работников «Действие» и ряд других общественных объединений, включая инициативные группы сотрудников сокращаемых медучреждений Москвы.

Следует здесь же отметить, что возмущения в медицинской среде активно подогревают представители внесистемной оппозиции. Активную информподдержку «медицинскому протесту» также оказывают западные и украиские СМИ.

Медики протестуют против «негативных последствий политики ликвидации медучреждений и сокращения штатов, сокращения социальных гарантий, против трудовых сверхнагрузок и низкой заработной платы медработников, коммерциализации системы здравоохранения, снижения доступности и качества медицинской помощи для широких слоев населения», пишет РБК.

В Москве, несмотря на убаюкивающие речи городских чиновников, 2 ноября прошел митинг против реформы здравоохранения. Медики выступили против планов руководства города закрыть 28 больниц из 65 имеющихся.

В интервью, раздаваемым разным СМИ, столичный вице-мэр Леонид Печатников делает упор на то, что больниц станет меньше, но они сделаются лучше — за счет превращения их в высокотехнологичные медицинские центы, где станут оказывать помощь неслыханной сложности. Происходящие изменения он называет не сокращением, а оптимизацией.

«После оптимизации, я рассчитываю, в Москве останется около 35 больниц», — говорит Печатников.

По его расчетам, в столичных клиниках, без учета частных и ведомственных медицинских учреждений, останется не менее 60 тысяч коек, среди которых 35 тысяч — койки интенсивного лечения для больных острыми и хроническими заболеваниями. Остальные же 25 тысяч будут предназначены для хроников вне периода обострения, которым интенсивное лечение не требуется.

На бумаге все получается гладко. А как на деле?

Проблема состоит в том, что врачам из сокращаемых больниц предлагают переучиваться и занимать те места в поликлиниках, на которых не хватает специалистов: участковых терапевтов, педиатров, хирургов. Переучивать будут за счет бюджета.

Но есть и другая сторона.

«Если в одном месте что-то убавится, то в другом непременно прибавится», — заметил в свое время Ломоносов. Убавится государственной медицины — прибавится частной. А частная имеет некоторые специфические особенности, которые на днях описал в своем ЖЖ пользователь с ником realmedic, врач по профессии:

«Сегодня у меня был пациент с жалобами на боль внизу живота и в паховой области. Симптомы описал следующие: неудобство при ходьбе, боли в области паха после поднятия тяжестей, чувство тяжести внизу живота. После описания симптомов возникли явные подозрения на паховую грыжу. А после осмотра и пальпации это стало уже совсем очевидно. Можно было ему спокойно поставить диагноз и отправить к хирургу на плановую операцию. Но в нашей клинике (как и в любой платной) так делать нельзя. Операции по устранению грыж в нашей клинике не проводятся, а отправить его в больницу – это значит потерять клиента и получить выговор/штраф от руководства за невыполнение среднего чека по каждому пациенту. Поэтому я его начал прогонять по нашей стандартной схеме продаж: общий анализы крови, мочи, кала, УЗИ брюшной полости. Также отправил к урологу в соседний кабинет, у которого он, скорее всего, сдаст анализ на секрет простаты и оплатит саму консультацию. Примерная общая стоимость всех перечисленных услуг 35-40 тыс. рублей».

Из описанного случая видно, что частная медицина очень хотела бы отщипнуть часть пациентов у государственной и проводимая сейчас медицинская оптимизация ей уж точно пойдет на большую пользу.

Не собственники ли частных клиник и пролоббировали пресловутую «оптимизацию»?

Наверняка, многие медицинские начальники имеют свои клиники или даже их сети, равно как и возможность затеять реформы.

Если же смотреть на вопрос шире, то становится ясно, что качество медицины зависит не от количества больниц и переучивания медперсонала, а совсем от других причин. Начнем с того, что отражением уровня здравоохранения является продолжительность жизни. А она растет по мере увеличения общих расходов на здравоохранение на душу населения (не всегда, но более или менее).

Данные в этой части удалось найти лишь за 2007 год.

Так при показателе общих расходов на здравоохранение (на человека в год) 100-500 долл., средняя (ожидаемая) продолжительность жизни составляет 47 — 67 лет. При увеличении расходов до 1000 долл. средняя (ожидаемая) продолжительность жизни увеличивается до 70 — 75 лет, а в промежутке 1000 — 3000 долл. средняя (ожидаемая) продолжительность жизни увеличивается до 75 — 80 лет. В 2007 году США тратили на здравоохранение более 7000 долларов на человека, Великобритания и Австралия — почти 4000 долларов, Германия — 4200 долларов, Россия — около 500.

В 2013 году положение в России почти не изменилось — все те же 500 долларов с мелочью.

Сюда входят государственные расходы на медицину, медицинские услуги оплачиваемые за счет пациента и услуги оплачиваемые через систему медицинского страхования (обязательное и добровольное медицинское страхование). И как их не оптимизируй, а в 4000 долларов, и уж тем более в 7000, они не превратятся.

Леонид Печатников уверяет, что у врачей в московских поликлиниках кардинально возросли заработки (у иных так и до 100 000 доходят, а то и больше), а больные по-прежнему жалуются на их недостаточную квалификацию, безразличное отношение и малое время приема.

Одно время правительственные либералы любили живописать публике прелести страховой медицины — как будет хорошо, когда она наступит. Теперь разговоры эти утихли — она пришла, а изменений что-то не особо.

Александр Романов

Источник: perebezhchik.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*