Российские военные не участвовали в боевых действиях на востоке Украины, но все погибшие там получат материальные компенсации. Во вторник на Совете по правам человека это объявил замминистра обороны Николай Панков

С августа, когда журналистам и правозащитникам стало известно о первых случаях гибели на Украине кадровых российских военных, Министерство обороны ни разу не признало, что наши военные пересекали границу Украины. Не извинилось перед родными, не обнародовало списки погибших, не назвало их количество. И вообще как будто о них забыло.

 «Слово «Украина» Панков не произнес ни разу, — рассказал «Новой» член Совета, координатор движения «Гражданин и армия» Сергей Кривенко. —  Заседание было посвящено военной медицине и социальному обеспечению погибших военных. На нем было заявлено, что российских войск за пределами страны нет, но все погибшие получат статус «погиб при исполнении воинских обязанностей», а их родственники — должные выплаты. На наши прямые вопросы о том, откуда взялись погибшие, военные делали круглые глаза и отвечали, что не будут об этом говорить».

По словам Кривенко, Панков резко отозвался о тайных похоронах десантников под Псковом, заявил, что никаких жертв Министерство обороны скрывать не собирается, списки погибших лежат у него на столе, но «по понятным причинам» предавать огласке их не будут.

Член Совета, председатель организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова не видит в словах Панкова ничего нового: «Все последние месяцы нам говорят: «Русские военные на Украине? А докажите». Вряд ли это выйдет. Это серьезное политическое дело, система будет сопротивляться. По всем заявлениям родных раненых и погибших мы обращаемся в суд. Чаще всего он отвечает, что обстоятельства гибели нам не сообщит, потому что это «персональные данные» военных. В последний раз мы запросили уже просто количество погибших. Ответ получили такой же: персональная информация».

Пока что Минобороны списывает все смерти российских военных на несчастные случаи на учениях на границе с Украиной. Но военные знают: когда на учениях погибает больше 4-5 человек — это большое ЧП. Должно быть комиссия, расследование, увольнения среди командиров… Теперь, как объявило Министерство обороны, семьи погибших военных могут рассчитывать на страховую выплату в 2 миллиона рублей и единовременное пособие в 3 миллиона, независимо от звания погибшего и обстоятельств гибели.

«Ходили слухи, что Минобороны платит родственникам погибших солдат за молчание, — говорит Сергей Кривенко. — Это неправда. 5 миллионов рублей полагается им по закону, никакой расписки о молчании с родных убитых военных брать не могут». 

Елена Петровна Туманова, мать погибшего под Снежным контрактника Антона Туманова (см. «Новую» №98 от 3 сентября 2014 года) выплату за смерть сына уже получила. А вот его личные вещи — нет. Командование его части №27777 заявило ей, что и одежда, и сотовый телефон Антона не обнаружены. «Если там в телефоне какие-то фотографии не те были — могли бы подчистить. А тут, видно, просто стащили», — говорит она.

На вопрос Елены Петровны, как Антона могли послать на Украину без официального приказа, в части, по ее словам, честно ответили, что приказ был устным. Добиться официального ответа, где погиб Антон и как на войну могли отправить контрактника, который даже не прошел испытательный срок, Тумановой пока не удалось. Она и не надеется.

«Орден мужества еще должен быть, — спохватывается она. — Раненым, которые с Антоном на Украине были, его уже выдали, а нам нет. Я вот все думаю, как они нам дадут? Домой придут: вот, возьмите. Или как? По телевизору ополченцев показывают, героев. Наш-то, получается, не герой».

Елена Рачева

Источник: novayagazeta.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*