Оксана Мельник из Крыма рассказала о трех месяцах заточения, проведенных в одной камере с «оранжевой принцессой»

В сельском домике под Симферополем жизнь как будто замерла. В комнатах на стенах висят детские фото, пусто, прохладно, в воздухе повисла тревога. 38-летняя Оксана, сидя на диване с портретом своей Катеньки, сходу заявляет — в смерти ее ребенка виновата никто иная, как «оранжевая принцесса» украинской политики, экс-премьер-министр Юлия Тимошенко.

— Она и до меня доберется, — уверена женщина. Поэтому просит никому не говорить, где она скрывается.

С Тимошенко Оксана отбывала наказание в медицинском спецблоке для заключенных Центральной клинической больницы «Укрзализныци» в Харькове. Она стала личной рабыней «Леди Ю» и обязана была исполнять любую ее прихоть.

«ЗАСТУКАЛА ЦЕЛУЮЩЕЙСЯ С АДВОКАТОМ»

— Почему именно вас выбрали в качестве сокамерницы для Тимошенко?

— Среди убийц, наркоманок и воровок я одна была с более-менее нормальной статьей! Попала за решетку на три года за хищение в особо крупных размерах. В марте 2011 года меня перевели из Крыма в Харьков в Каченовскую женскую колонию. Туда же из Лукяновского СИЗО в Киеве должны были привезти и Тимошенко. Администрация усиленно готовилась к этому приему. Оборудовали отдельную камеру на два человека с евроремонтом, и 31 декабря 2011 года Юля приехала. Сначала Ю жила с другой арестанткой — Юлией Абапловой. Позже заявила, что у нее межпозвоночная грыжа, и ее перевели в больницу «Укрзализныци», где 9 мая 2012 года мы с ней и встретились. Сидели в таком комфорте, что мало кто на воле так живет! VIP-палата, как квартира. Мебель, постоянно полный холодильник еды, отдельная кухня и ванная. Вдобавок у меня действительно были проблемы со спиной — подлечили. Если честно — выбора, с кем сидеть, у меня не было!

— Вас специально готовили к жизни со знаменитой сокамерницей?

— Да. Я должна была исполнять все ее капризы. Как рабыня. Готовить еду. Я делала ей натуральные йогурты. Суп Тимошенко ела только перемолотый блендером. Чай пила исключительно заваренный из ромашки. И в то же самое время Юля любила конфеты по тысяче рублей за кило, наворачивала вафли со сгущенкой. Всю еду мне приходилось пробовать первой. Она так и говорила:«За мной слежка, меня хотят отравить!». Еще я обязана была ей помогать вставать с кровати, подавать ходунки, стирать одежду… Так прожила с ней целых три месяца до 7 августа.

— Вы сблизились?

— Нет. Юля всегда держала дистанцию. Ровней я никогда ей не была.

— Так уж сильно была больна «Железная Юля»?

— Ну, нет, конечно! (Смеется, — ред.) Хотя свою роль она играла до конца. Даже когда приходили ее близкие — дочь Женя и адвокат Сергей Власенко — изображала немощность. Но как-то ночью я застукала ее разгуливающей по палате на 15-сантиметровых шпильках. Ну знаете — когда женщины надевают любимую вещь и любуются сами собой… Да и если у человека больной позвоночник — сможет ли он сидеть за столом, уткнувшись в документы, по пять часов в день, делая политику из-за решетки!

— Вы говорите «близкие» и при этом упоминаете адвоката Власенко…

— Для нее… он не Сергей Владимирович, а Сереженька, чьи руки при встрече Юля постоянно ласкала. Они проводили много времени наедине в комнате для свиданий. Однажды я зашла туда, чтобы принести адвокату кофе, а они стояли и целовались. Даже не обратили на меня внимания. У нее были моменты откровенности. Тогда она с нежностью вспоминала своего мужа Александра, который в Чехии получил политическое убежище.

КОСУ ЗАПЛЕТАЛА ПО ДВАДЦАТЬ МИНУТ

— Свою голодовку Тимошенко начала в больнице после того, как врачи дали ей какой-то препарат от вирусной инфекции. По ее словам, после этого она потеряла сознание. Потом заявила, что украинским врачам не доверяет, и потребовала целый консилиум немецких специалистов, которые рады были примчаться.

— А лечили-то ее чем?

— Физкультурой и массажем. Кстати, в Интернете ходили слухи, что она наркоманка — мол, плотно сидит на допингах. Могу сказать точно — она даже анальгин не принимала, так боялась за свою жизнь.
Снимок сделали, когда Леди Ю сидела в СИЗО в Киеве. Фото: из архива «КП»

— Говорила про врагов?

— Всегда твердила мне, что невиновна, что на нее давит режим Януковича. Президент действительно был для нее настоящим врагом. Она любила повторять — «Украина этого терпеть не будет, она скоро восстанет. Тогда я выйду, и если Янукович не пустит себе пулю в лоб, то прольется много крови!». Думаю, она еще тогда знала, что затевалось в стране. Определенно Юля участвовала в разработке сценария этой войны.

— Политик должен быть в форме. Как она следила за собой?

— Знаменитая коса-каравай у Тимошенко настоящая. При мне она заплетала ее за 15-20 минут. Всегда сама. Волосы ей красила одна из медсестер. Краски и бальзамы проносили через охрану и отдавали в больших пакетах, когда Юлю возили на инвалидной коляске в спортзал на занятия физкультурой.

— Чем занималась в камере в свободное время?

— Книг при мне она не читала — по крайней мере я не замечала. Только документы. Очень любила смотреть телевизор, в основном новости. Когда в парламенте шли заседания, от экрана ее оторвать было невозможно. Все бурно комментировала, бурю негативных эмоций у нее вызывало появление в кадре Януковича. Она, конечно, не материлась, но критикой так и поливала его от души.

«Я НЕ ВЕРЮ В СЛУЧАЙНУЮ СМЕРТЬ ДОЧЕРИ»

— Вы говорите, встреча с «оранжевой принцессой» отразилась на вашей жизни.

— Она запустила свои руки в мою семью. Когда я вышла, то узнала, что посланники Тимошенко приезжали ко мне домой. Уговорили мою дочь, 19-летнюю Катю, поехать ко мне в Харьков. Она год меня не видела, согласилась, приехала, но ее не пустили ко мне в палату. Дочке пришлось вернуться домой. Потом, вроде бы, люди Тимошенко отстали. Дочь в городе Геническ в медицинском училище (Херсонская область) получала профессию медсестры. Позже они объявились там, снова начали навязываться. Приезжали и к моим пожилым родителям, предлагали материальную помощь, но они отказались.

— Выглядит, как будто бы все это делалось с хорошими намерениями.

— Возможно, поначалу так и было. Но все поменялось, как только в больницу ко мне привели журналистов. Администрация тюрьмы, которая меня курировала, заставила рассказать правду о том, что Тимошенко вполне здорова.

— Как отреагировала сокамерница?

— Мое интервью крутили по всем центральным украинским каналам. После этого и начались серьезные проблемы. 22 февраля 2014 года Тимошенко вышла на свободу. А спустя шесть дней мою дочь Катю с ее парнем нашли мертвыми. В ночь перед убийством они гуляли в клубе в Геническе (Херсонская область) на дне рождения у друзей. Уехали из клуба на такси, а утром их тела нашли в гараже, в автомобиле ее парня.

— Несчастный случай?

— Официальная версия следствия — отравление угарным газом от работающего двигателя автомобиля. Эксперты мне доказывали, что дети занимались в машине сексом, а потом заснули и задохнулись. Но я в это не верю! Следствие шло с множественными нарушениями, на скорую руку. Все свидетели, в конце концов, поменяли показания. Мать парня после общения с МВД была запугана до смерти.

Перед похоронами мне позвонили из морга и сказали, что нужно купить вуаль. У гроба я увидела огромный синяк на лице Кати. По версии специалистов, это трупные пятна, но ведь тело похоронили через несколько дней после смерти! Пятно было похоже на синяк от удара. Заключения медицинских экспертов мне так и не отдали.

— Вы думаете, что это как-то связано с Тимошенко?

— Она очень мстительный человек и не оставляет ничего безнаказанным. Это ее главный жизненный принцип. Я уверена, что мою дочь, если и отравили газом, то сделали это по заказу Юлии Тимошенко, чтобы сделать больно мне. Хотя лучше бы Юля не направила свой гнев на меня… Я очень жалею, что Крым с Россией не воссоединился раньше, ведь в таком случае Катя бы была живой!

ДОСЬЕ «КП»

Оксана Мельник — 39 лет, коренная крымчанка, разведена. До 2011 года работала главным специалистом Государственной исполнительной службы Украины в Крыму. Попала за решетку на три года по обвинению в служебном подлоге и хищении в особо крупных размерах. Освобождена условно-досрочно за хорошее поведение, просидев в тюрьме два года. Сейчас скрывается, опасаясь за свою жизнь и жизнь своих родителей.

Напомним, что 21 февраля 2014 года Верховная Рада приняла документ, позволяющий экс-премьеру Юлии Тимошенко выйти на свободу

ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Тимошенко в 2011 году приговорили к семи годам тюрьмы – до 2018 года. Ее осудили за превышение власти во время подписания газового соглашения с Россией на 10 лет. После президентских выборов, на которых победил Виктор Янукович, власти оценили газовый договор как крайне невыгодный для Украины из-за высокой стоимости газа. Были попытки его разорвать, но не получилось. В 2013 году Украина закупает газ по цене около 400 долларов за тысячу кубометров.

24 июня 2011 года начался суд против Тимошенко. Экс-премьера обвиняли в превышении полномочий при подписании газового контракта с Россией.

30 декабря 2011 года Тимошенко этапировали в Качановскую колонию и поселили в большой камере с сокамерницей.

11 апреля 2012 года экс-премьер попала в больницу «Укрзализныци» из-за проблем со спиной. Лечили ее врачи из берлинской клиники «Шарите».

21 июня 2013 года Германия заявила о готовности принять Тимошенко на лечение, которая, по словам адвокатов, не встает с постели из-за спины.

Источник: ul.kp.ru


Читайте также:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*